Общество / 11-04-2024 14:16

Серый пепел несбывшегося: 11 апреля — Международный день освобождения узников фашистских концлагерей

Вечереющий Веймар в Тюрингии казался еще темнее: крупные капли дождя стучали по старинной брусчатке пешеходного центра города. А здесь, в кафе «Элефант», тихо играла музыка, уютный свет ламп празднично освещал помещение. Хрупкие весенние маргаритки на уличных газонах подчеркивали внушительную громаду здания с гостиничными номерами наверху.

Массивные стены заботливо укрывали будущего фюрера Германии от житейской суеты прославленного и до него города. В этом кафе с незатейливым названием «Элефант» («Слон») любил бывать Гитлер, вдохновляясь на зажигательную мистерию речей. Может, на здешних собраниях рождались идеи фашизма, воплощение которых предрекало смерть, хаос, разруху. Тогда относительно недалеко от этого кафе, от самого Веймара, мирный буковый лес еще не скрывал грядущую человеческую трагедию. Концлагерю вскоре предстояло быть. Воплотиться из кошмарных грез начинающегося художника, никому пока не известного Адольфа, даже еще не Гитлера, в тихом кафе среди величавого окружения старинных домов, напоминающих сказки братьев Гримм.

В выборе места для концлагеря Бухенвальд, вероятно, сыграл роковую роль климат. Здесь с удивлением узнала, что Веймар местные жители называют немецкой Сибирью. Вполне в рамках известной фашистской экономии: суровая погода убивала узников без лишних затрат.

Концлагерь расположился на горе, с которой можно любоваться великолепием зелено-голубых просторов. Какой же был контраст между ежедневными страданиями людей и пасторалью этих пейзажей: аккуратные домики с красными черепичными крышами, островерхие кирхи. Сюда не доносятся звуки города, шум человеческой жизни. Кажется, даже Бог забыл о своих беззащитных детях. Но что это? В желтоцветном административном лагерном здании — гасштетт — пивная. Вывеска-реклама очередной марки немецкого пива. Открыта сразу после объединения Германии. Дверь распахивается навстречу посетителям. «Я съел отбивную в Бухенвальде». Звучит?

А неподалеку, на входе в юдоль смерти, железные буквы на кованых воротах: «Jedem das Seine» («Каждому свое»). Изречение судьбы. Но не все узники видели эти слова, оставались в живых те, кто смог миновать «чертову дорогу», по которой их прогоняли в бешеном темпе. Менее чем за восемь лет через мучения и пытки лагеря прошли четверть миллиона заключенных. Всем было известно, что означало дымное облако над трубой крематория. Серый пепел несбывшихся жизней — любви, надежд… Человеческим пеплом навсегда удобрены уютные немецкие поля. Печи крематория готовы к бесперебойной работе и поныне.

А вот и «дерево» — высокий корявый столб, на котором подвешивали узников за связанные сзади руки… Рядом — телега с пятьюдесятью центнерами груза. Запряженных в телегу заключенных заставляли тащить ее под ударами дубинок и петь при этом песни. У каждого едва получалось петь на своем родном языке. «Поющие лошади!» — цинично улыбались эсэсовцы.

С фотографий, хранящихся в музее, глядят на нас глаза жертв. Мертвые глаза на едва живых лицах. Сколько жил этот человек после щелчка фотоаппарата? Аккуратные штабеля из трупов около крематория. Смерть была избавлением от мук. Несчастные узники прошли всеми дорогами этого земного бухенвальдского ада. Бесконечные дни и ночи с предсмертной тоской. Их расстреливали, убивали непосильным трудом в каменоломнях, из них готовили экземпляры для коллекции черепов, делали книжные переплеты, изящные сумочки и абажуры из кожи, «в интересах рейха» проводили жуткие медицинские опыты в блоке №46… Кажется, воздух этого помещения до сих пор пропитан запахами дезинфекции, крови, стонами.

На кровлях бараков словно еще заметны следы смазки человеческим жиром для защиты от ливней, который скапливали в специальных емкостях в крематории.

Потом прочитаю даже не свидетельство чудом уцелевших — документы о преступлениях нацистов, собранные в книгу «СС в действии». Не хватает слов, чтобы пересказать содержание опубликованных протоколов. Сухой и лаконичный язык цифр разворачивает кровавый свиток злодеяний фашистов. Кроме мученической смерти во всех концлагерях проводились изощренные медицинские эксперименты над живыми людьми. Нужно набраться сил, чтобы узнать обо всём этом. Но такие книги надо читать. Их надо ввести в школьную программу истории.

Вдоль апельплаца — холодные порывы совсем не весеннего циклона. «Ветер, ветер на всём белом свете…» И представляется 1943 год. Узники стоят в томительном многочасовом ожидании. Удары плеток. Вскрики. Стоны. Спины людей обнажены под порванной одеждой. Но кровь течет медленной струйкой — последние капли жизни. О где ты, Бог? Поверни время вспять…

Я была в Бухенвальде вскоре после объединения двух таких разных Германий, в 1992 году.

Старик, хватаясь высохшей рукой за сердце, прислонился к полированному боку туристического автобуса. Невдалеке — группа молодых неонацистов. Они скандируют угрозы туристам, приехавшим в Бухенвальд из Израиля. Среди них — люди, хотевшие почтить память родных, которые канули в небытие в этом страшном месте. Если бы погибшие воскресли хоть на миг… Но надо ли им видеть возрожденные знаки фашистских символов?

В девяностые годы мы еще не догадывались, насколько близка и серьезна угроза возрождения фашизма. Но бухенвальдский набат давно молчит. Колокольный глас онемел по воле жителей округи: мол, беспокоил… Набат не достучался в живые сердца. Глухим притвориться легче. Взывает ли прошлое к покаянию? А как же тогда быть с новоявленными, уверенными в себе и наглыми молодыми «наци»… Кто разбудит их души стремлением к добру? Тогда были только вопросы…

Ответ пыталась найти в беседе с доктором Ирмгард Сейдель из дирекции Бухенвальда.

— Читала в немецкой прессе о предложении создать на месте концлагеря парк отдыха… Так ли это? — спросила ее.

— Моральное право выживших — заботиться о сохранении памяти. Поэтому существование мемориала — дело не только местного правительства, но и Международного комитета в восемнадцати странах мира, где живут бывшие узники,— рассказала Ирмгард.

Но теперь не очень много внимания уделяется и теме антифашистского сопротивления в концлагере, хотя узники, сплотившись в боевой союз, смогли одиннадцатого апреля 1945 года одолеть своих палачей и добиться освобождения до появления американских военных.

Но по-прежнему это событие ежегодно отмечается: одиннадцатого апреля в связи с освобождением узников из концлагеря здесь собираются люди по велению долга и желанию сердца.

Глоток свежего воздуха надежды — движение «Веймар против насилия», которое противостоит правым экстремистам.

II

Заксенхаузен находится на окраине небольшого, как из игрушечного мирка, города Ораниенбурга. Это был один из главных концентрационных лагерей Третьего рейха, которому предстояло стать «образцом» для других. Здесь находились центральное управление и учебный центр эсэсовцев-охранников для всех остальных лагерей. Без иронии судьбы не обошлось: концлагерь основали в 1936 году, когда в Берлине проходили всемирные Олимпийские игры с призывами к миру во всём мире.

На воротах лагеря — циничная надпись: «Arbeit macht frei» («Труд освобождает»).

Заксенхаузен печально знаменит трассой для испытания обуви. По дороге с покрытиями из острых камней и осколков стекла, вокруг плаца — на фоне виселицы — узников заставляли бегать по 25—40 километров в день в хромовых сапогах, которые нужно было разносить для будущих владельцев. Ноги несчастных стирались до крови. Выдавали обувь и на несколько размеров меньше, на спины вешали тяжелые мешки. Трасса мучений сохранилась до сих пор.

Заключенных расстреливали в так называемом тире: внутри находилось специальное устройство, растягивающее человека, не давая ему пошевелиться. На живых «мишенях» эсэсовцы упражнялись в стрельбе.

Около здания музея посетители ныне могут увидеть сохранившиеся бараки для узников. Здесь в холоде и голоде томилось около тридцати человек. Помню, меня поразило, что кое-где внутри, на потемневшей кирпичной кладке, виднеются надписи на разных языках, в том числе угадываются и русские буквы…

Двадцать второго апреля 1945 года советские войска освободили узников Заксенхаузена. В нем находилось три тысячи человек. За период существования концлагеря в его застенках побывало двести тысяч, более ста тысяч погибло…

III

В ста километрах от Берлина расположен уютный городок Фюрстенберг. Здесь отдыхают немецкие семьи, иностранные туристы. Белоснежные яхты скользят по зеркальной глади живописного озера. Но вот рыба здесь не клюет. Не все знают, что много десятилетий водное дно устилает человеческий пепел с фрагментами скелетов и детских черепов, которые находят и поныне.

С 1939 по 1945 год на берегах озера находился концлагерь Равенсбрюк, в основном женский. В его застенках с ужасными муками встретились 130 тысяч матерей с детьми. Пепел из построенного в 1943 году крематория круглосуточно сбрасывали в Шведтзее, превратив его в царство смерти: здесь до сих пор не живет рыба.

Помню, как загляделась в темные воды озера. Яркие солнечные лучи почему-то скользили по его поверхности, не проникая в глубину, как это бывает обычно на любых водоемах. Появилось ощущение гнетущей грусти, захотелось отойти от берега.

Потом в музейных экспозициях барачных выставок вглядывалась в фотографии узниц, пепел которых упокоился неподалеку, под темными водами…

Из ста тридцати тысяч заключенных здесь погибло девяносто тысяч.

* * *

В клятве выживших узников концентрационного лагеря Бухенвальд, данной 19 апреля 1945 года, есть слова: «Наш лозунг — уничтожение нацизма и его корней…».

Двадцать седьмого января 2024 года состоялось первое партийное собрание Союза Сары Вагенкнехт «За разум и справедливость», которое началось с искренних слов «благодарности Красной Армии за освобождение узников концентрационных лагерей, в память об Освенциме,— заслуга советских солдат, не союзных армий, несмотря на заявления главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен».

В своей программе новая партия называет конфликт на Украине «кровавой опосредованной войной между США и Россией». Писательница Даниэла Дан, член партии, выразила признательность за жертвы, которые советские воины принесли в борьбе за освобождение от нацистского угнетения.

— И за это мы благодарны и в вечном долгу перед ними, как бы ни изменилась ситуация в мире за прошедшее время,— заявила она.

Создание партии в Германии направлено на сохранение памяти о страшных событиях и извлечение уроков из прошлого. Луч разума в сегодняшних реалиях. Увы, уроки Второй мировой войны забыты немецкими военными чинами и многими политиками. Они вновь рвутся в бой.

Знаменательно, что 27 января текущего года произошло еще одно историческое событие. Президент России Владимир Путин на церемонии открытия вместе с президентом Белоруссии Александром Лукашенко мемориала жертвам нацистского геноцида в СССР в годы Великой Отечественной войны в деревне Зайцево Гатчинского района Ленинградской области сказал, что Россия сделает всё, чтобы искоренить нацизм. Недалеко от этого места находился детский концлагерь.

— Последователи нацистских палачей, как бы они сегодня себя ни называли, обречены,— подчеркнул российский лидер.

Зверства украинских националистов против жителей Донбасса и мирных граждан России, их убийства президент назвал геноцидом. В странах Евросоюза русофобия становится частью официальной политики.

На глазах прокручивается новый виток истории. Но так хочется верить в счастливое будущее молодежи, которая участвует в движении «Веймар против насилия», состоит в партии «За разум и справедливость».

«Люди, будьте бдительны, иначе всё может повториться…» — взывают к нам тени и пепел жертв нацизма. В соседней Украине, у наших братьев-славян, вырос нацизм в полный рост, окрасив кровью всё вокруг. А ведь подобное уже было. Ветер истории ждет своего часа.

Татьяна ШИРШОВА, главный редактор «Милицейской газеты Кубани», член Союза журналистов России, заслуженный журналист Кубани

Послесловие

Автор этой статьи работала военкором в газете Группы советских войск в Германии «Советская Армия» (затем Западной группы войск — «Наследник Победы») с 1988 по 1992 год. Писала о музейных комплексах концлагерей, была свидетелем процесса объединения Германии, когда с первых дней набирал силу неонацизм, давший в недалеком будущем щедрые всходы у бандеровцев Украины, воплотившиеся в трагедию Донбасса, в освободительную борьбу России на специальной военной операции.


Коллектив KubVesti.Ru поддерживает СВО по денацификации и демилитаризации, которая будет доведена до конца, и выражает благодарность Президенту РФ Владимиру Владимировичу Путину за твердую позицию по защите Русского мира на Украине и во всём мире.