Жизнь / 30-07-2022 11:35

Почему тетя не то же самое, что тетка и тетюхна, а брат - не обязательно кровный родственник

Лелеет — значит любит

— Анна Юрьевна, пару месяцев назад в «Краснодарских известиях» вышла статья о так называемых вынужденных родственниках. Когда двое женятся, они получают в довесок армию шуринов, деверей, золовок и иже с ними. Спасибо, что вы помогли нам разобраться, кого и как правильно называть, а также кто кому кем приходится. Сейчас предлагаю поговорить о других родственниках. Например, когда православные люди крестят своего ребенка, у них появляются кумовья, они же крестные и даже лельки. Откуда произошли эти названия?

— Слова кум и кума — общеславянские. Когда я готовилась к нашему интервью, изучала разные источники, мне встретилась их латинская версия: комматер и компатер. Приставка «ком» является аналогом нашей приставки «со» и означает сопричастность к чему-то. В данном случае речь идет о том, что люди становятся как бы «со-родителями» — крестными матерью и отцом ребенка. Теперь они состоят в духовном родстве и с родителями крестника, и с ним самим. Кум — это сокращение от старинного слова «кмотр», крестный отец. Еще раньше кума и куму называли «куепетра», но это обозначение давно ушло из употребления. А вот кум и кума прижились, до сих пор активно используются, и в том числе появились их производные: кумовство, куманек, кумушка. 

— А откуда появилось «лёля»? 

— В этимологическом словаре русского языка Макса Фасмера это слово имеет три значения: крестная мать, детская игрушка и рубашечка. В русском и церковно-славянских языках «лёля» означало тетку. Интересно, что в литовском тоже есть такое слово, но с другим значением: кукла или грудной младенец. В древнеиндийском — это игра или шутка. В словаре Преображенского встречается «ляля» — младенец или кукла. Автор-составитель отмечает, что произошло оно от детского лепета — как звукоподражание. 

Еще одну версию происхождения лёли можно связать с древнеславянской мифологией. У богини любви, семьи и красоты Лады и бога Ярило было два сына-близнеца: Лель и Полель. 

Вот этот самый Лель, которого мы помним по экранизации сказки «Снегурочка», считался богом любви, любовной страсти. Его образ чем-то напоминает Амура или Купидона, но у них были стрелы, а Лель, златовласый сладкоголосый юноша, испускал из рук искры, воспламеняющие сердца. Так вот от его имени, согласно толковому словарю живого великорусского языка Владимира Даля, происходит слово лелеять — нежить, ласкать, холить. И весь древнеславянский фольклор тоже изобилует припевами «люли-люли», что тоже связывают с Лелем. Поэтому и крестную мать, люлюкающую с малышом, стали называть лёлей, а крестного отца — лелем. 

Детский лепет

— Вы сказали, что основой для образования слово «леля» стал в том числе детский лепет. Я такую версию читала про тетю и дядю. Но интересно то, что так мы называем не только близких по крови родственников, но и посторонних людей, например, соседа или соседку: дядя Вася, тетя Света.

— Это действительно так, слова образованы от детского лепета, повторения слогов, так же, как и мама-папа, баба-деда. Что касается значений — да, их несколько. Например, на Волге теткой называли мачеху. В других регионах использовали с уточнениями: тетка малая — это сестра отца или матери — и тетка великая — сестра деда или бабки. 

Есть и переносные значения, так называемые табуистические названия, когда страшное слово заменяли другим, совершенно иным по смыслу: теткой называли лихорадку. 

Почему к неродным обращаемся «тетя» или «дядя»? Даль объясняет, что, называя посторонних людей словами, обозначающими близкое родство, мы проявляем к ним уважение. К старику мы обращаемся «дедушка», к молодому человеку — сынок, к девочке — дочка. Отсюда и дядя — к мужчине. Интересно, что такое обращение присутствует только в русском языке, ни в европейских, ни в кавказских этого нет — неродных, посторонних людей называют просто по имени. 

— Продолжая тему, то же самое можно сказать и про бабу-деда. Они показывают и степень родства, и используются в других значениях. Например, в просторечной форме женщина может стать «бабой».

— Я здесь выделила бы вот какой момент. От повторяющихся слогов и детского лепета мы получаем слово «баба», но не деда, а дед. 

Это существительное мужского рода более продвинуто лингвистически и в большей степени вошло в языковую систему. А про другие значения этих слов скажу, что да, они уже отходят от показателя уровня родства и могут, например, использоваться для обозначения возраста. Мы ведь так и называем пожилых людей: бабушка, дедушка — это звучит гораздо деликатнее, чем старик или старуха. 

Возвращаясь к вашему вопросу про бабу — верно, так в просторечье называют женщину, о чем говорят и многие составители толковых словарей. Но это уже так называемый низкий регистр. Если разговаривают двое мужчин и один у другого спрашивает, есть ли у него баба, то имеется в виду, состоит ли он с кем-то в отношениях. В разных толковых словарях можно найти противоположные значения. В каких-то баба — это вдова, а где-то — замужняя женщина, находящаяся несколько лет в браке (уже не молодица).

Что касается слова «дед». В родственных индоевропейских языках встречается слово «дедич» — наследник. То же самое означает дедИна, вотчина — то есть родовое имение. В германских диалектах дед — это еще и старик, то есть появляется значение возраста. Хотя к слову «баба» (не бабушка) уточнение о возрасте мне не попалось. Да, немолодая женщина, но такого, что это старуха или пенсионерка — нет. 

Еще одно значение: когда мы говорим наши деды или прадеды, подра-зумеваем предков. То есть к слову «дед» привязано значение основательности, рода, истории.

Есть и табуистические толкования. Если лихорадку окрестили теткой, а также дядюхной и тетюхной, то бабУхой или бабУшной — оспу. В некоторых областях эту смертельную болезнь называли «кумёха». Люди верили, что если они не будут вслух произносить название какой-нибудь чумы, то смогут отвести беду.

Кузены не прижились

— С детским лепетом разобрались. Другие обозначения родственников, как говорится, происходят уже не из уст младенцев. Например, брат и сестра, племянник и племянница.

— У слова «брат» — а раньше оно произносилось как братр — явно индоевропейские корни, в таком же звуковом оформлении оно встречается в разных индоевропейских языках вместе со словами «сестра» и «мать». Здесь мы видим одинаковую модель образования слова, объединяющим звуком является «р»: братр, сестра, матерь. 

Помимо привычного значения родства, в толковых словарях можно найти, что в литовских диалектах братом называли любовника, а в греческом языке — члена фратрии (племени). В русском языке, так же, как и в других славянских языках, так звали близкого по духу человека (все люди — братья и т.д.), особенно широко такое обращение распространено в монашестве. И конечно, брат — это может быть обращение к другу, приятелю как показатель нашего доброго к нему расположения. 

В ненаучной этимологии слово «брат» связывают со словом «бремя» в том смысле, что брат — это тот, кто находится в одной утробе, в одном чреве у матери. Либо со словом «брать» или «ветка» — имея в виду, что ветки идут из одного основания. Но это, я сказала бы, домыслы, которым в научной литературе я не нашла подтверждения. Откуда произошло это слово — глубже этимологические словари информации не дают. Брат — это первозданный вид, в нем оно используется и сегодня. 

Слово «сестра» более прозрачно и понятно. У него тоже индоевропейские корни и тот же звук «р». В разных этимологических словарях это слово связывают с возвратным местоимением «себя»: первый слог «се», а вот «стра» в разных языках обозначает женщину или жену — я просмотрела его в древнепрусском, древнеиндийском, готском, авестийском, армянском, древнеирландском, на латыни. 

То есть буквально «сестра» — это своя женщина, в отличие от тех же невесток — чужих, неведомых, невесть откуда пришедших. 

Что касается значения, так же, как и брат, сестра может быть не только по родству, но и по духу, по вере. 

— Получается, что именно эти слова, имеющие древнейшие корни, прижились в нашем языке, чего нельзя сказать о кузенах и кузинах, хотя они тоже означают ту же степень родства.

— Да, приверженцев французского языка в России было много, и большое количество слов перекочевало в русский язык. В дворянском буржуазном обществе они употреблялись, даже, можно сказать, что широко использовались. Но не были присущи простонародной среде. А носитель языка — это не отдельная группа людей, это весь народ. Видимо, поэтому мы так и не стали называть сестер и братьев кузинами и кузенами. 

— Если внимательно присмотреться к корням, то интересные выводы можно сделать и о слове «племянник». 

— Причем этимология достаточно ясная — произошло от слова «племя», а оно, в свою очередь, связывается со словом «плод». До XVI века в древнерусском языке племянник (чаще плёменник) обозначало «соплеменник» либо родственник по племени. Со временем произошло сужение значения слова. 

Вообще, многие старинные славянские названия дифференцировались и впоследствии были вытеснены наиболее общими значениями. 

Например, слово «нетий» тоже обозначало племянник, но от него было трудно образовать форму женского рода. Возможно, по этим причинам произошло переосмысление слов, а племянник или племянница оказались просто удобнее. 

Тот же дядя, дядька имел четкое разграничение по родству — если это брат отца, то назывался «стрый», а если брат матери — «вуй». Так же с теткой — стрыя и вуйна соответственно. Но так их уже давно никто не называет. 

Ученые отмечают, что в XVI веке произошло резкое изменение в системе обозначений родства. Те, что до нас дошли, сохранены в основном через какие-то простонародные выражения. Потерю многих слов связывают с деятельностью передовой части народа, с образованными людьми — у них было отношение к этим словам, как к анахронизмам. Поэтому те обозначения кровных и некровных родственников — крупицы от того богатства названий, которым обладали наши предки несколько веков назад.

Текст подготовила Юлия Осипова