Общество / 22-10-2022 15:56

«Мягкая сила», где тебя носило?

Может ли фермерство стать «мягкой силой» и опорой российскому государству?

Система глобального управления в настоящее время находится в глубоком кризисе.
В 1990 году профессор Гарвардского университета Джозеф Наем опубликовал, ставшую знаменитой статью «Призвание к лидерству: меняющаяся природа американской мощи».

С тех пор сам феномен «мягкой силы стал краеугольным камнем в международных отношениях и определяющим трендом микрополитических исследований XXI века.

По сути, речь идет о достижении геополитических целей государства средствами, альтернативными силовым подходам («жесткой силе») и методам классической дипломатии. Это особый тип внешнеполитической деятельности, связанный с распространением влияния одного государства на другие через средства массовой коммуникации, популярную и высокую культуру, предоставление услуг образования, благоприятную экономическую среду, распространение привлекательных гуманитарных и политических идеалов собственной оригинальной системы ценностей, которую хотели бы импортировать другие субъекты международных отношений.

Колоссальное преобладание США и других стран Запада в сфере применения информационных технологий, инструментов «мягкой силы» позволяет им использовать данные инструменты в качестве орудия достижения собственных геополитических целей, что нашло выражение в феномене «гибридных войн» и «цветных революций».

«Цветная революция» — это государственный переворот, ненасильственная смена власти с использованием технологий, механизмов и инструментов «мягкой силы».

Государство с его вечной опорой на аппарат подавления не может не испытывать кризис от подобных тенденций.

Рынку невозможно ничего навязать — такова максима отношений в современной экономике и в обществе в целом. Результат определяется балансом между спросом и предложением. Политика давно подчиняется рыночным законам…

Производители политического продукта одного суверенного образования через прямую коммуникацию с гражданами другого суверенного образования формируют спрос, который приводит к конфликту населения со своим государством, становящимся лишним в этой «потребительской» цепочке (примеры — Беларусь, Казахстан и др.).

В такой ситуации государству жизненно необходимо вступать в действенную борьбу, конкуренцию за свое выживание.

Мягкая, а в последующем и умная сила — существенная поддержка для пока только осваивающего навыки борьбы за существование государства.

Именно «мягкая сила» становится неотъемлемой составляющей современной международной и внутренней политики — комплексным инструментарием решения задач с опорой на возможности гражданского общества, информационные коммуникационные, гуманитарные и другие альтернативные… методы и технологии.

Лишь те государства, которые продемонстрируют наибольшую внутреннюю гибкость при неизменном укрепление эффективности своих проявлений (реальных действий), сумеют определять контуры дальнейшего политического развития. Свое будущее.

Но как же неразумно и расточительно ведет себя в этих условиях наше правительство и государство!

Для примера вернемся в девяностые годы, к тому времени, когда государство вознамерилось дать фермерству зеленый свет. Долгие годы оно держало его, что называется, на голодном пайке, не веря в него, отдавая предпочтение крупным сельхозпредприятиям, агрохолдингам. Многие, особенно нарождающиеся фермеры были лишены всякой материальной поддержки государства, льготные кредиты до них не доходили, но фермеры почему-то не сдавались и продолжали бороться за свое существование.

В самом обществе царило не очень-то дружелюбное отношение к ним. И в этом тоже будет справедливым усмотреть недостаточное со стороны государства информационное сопровождение, по сути, революционного для России процесса.

Только сами фермеры первой волны могут воспроизвести в реальности все тяготы и лишения периода становления их хозяйств. Поверьте, иногда это было выше человеческих сил… Происходило это в ситуации, что называется, не благодаря а вопреки…

Но, несмотря ни на что, фермерское движение развивалось и набирало силу, видимо, давал себя знать природный инстинкт.

Сегодня уже нет смысла никому доказывать, что фермерство в России состоялось и представляет собой современный мощный потенциал государства в одной из важнейших отраслей — производстве продуктов питания.

Фермерство обрело в прямом смысле почву под ногами. Идея самостоятельного труда на своей земле получила государственное и общественное признание. Фермер стал уважаемым лицом в деревне, фермерская продукция — желанной на столах горожан.

Сегодня как-то сами собой стали стихать разговоры о том, что фермерство — это мелкотоварное производство и оно никогда не сможет конкурировать с крупными хозяйствами. Относительно крупные фермеры с 500—1000 га уже ни в чем (техника, технологии) не уступают агрохолдингам. Мелкоземельные фермеры постепенно занимают свои ниши, которые не могут занять агрохолдинги: ягоды, орехи, лекарственные травы, чаевые плантации, выращивание разных пород деревьев, рыб, ракообразных и т. д. И это при практически неразвитой системе кооперации. То ли еще будет?..

В чем тут дело, спросите вы? А дело в том, что у фермера уровень мотивации, уровень отношения к земле совсем другой, чем у работников агрохолдингов: здесь работает хозяина — там наемник. Вот в чем дело.

В агрохолдингах земля есть источник только прибыли, поэтому-то они ее нещадно эксплуатируют. Другое дело у фермера: это, если хотите, одушевленное, живое существо. Хотя, если разобраться, так оно и есть: в каждом кубическом сантиметре почвы обитает порядка трех тысяч разных живых бактерий, и урожай, который мы получаем, это во многом продукт незаметной работы этих бактерий-тружеников, а не только усилий человека. Кроме того, фермер своим участком земли кормит себя и свою семью, думает о том, что она должна достаться его детям и внукам потом в лучшем состоянии, чем тогда, когда она доставалась ему (имеется в виду плодородие почвы).

Важнейшая роль фермеров и в том, что они создают качественно новые условия жизни на селе не только для себя, но и для окружающих его жителей. Это вопрос того самого заселения и расселения земель с одновременным созданием человеческих условий для жизни.

Подмечу тот момент, что еще помнятся времена, когда сельское хозяйство называли черной дырой, а назначение министром сельского хозяйства рассматривалось не иначе как понижением в должности. Сегодня это «локомотив экономики». Так в чем причина такой неожиданной трансформации?

Правительство бьет себя в грудь и считает, что это результат его бурной деятельности, однако справедливости ради скажу, что это не совсем так: главная причина в том, что произошла революция и общественная собственность на орудия труда и средства производства (в том числе и на землю) была заменена на частную. К земле пришел хозяин, и, если бы этого не произошло, никакие субсидии, дотации и т. д. не помогли. Деньги на ветер. В позднем российском социалистическом государстве так и было. Именно оттуда и пошло само понятие черной дыры.
Никогда нельзя забывать и о том, что земля — это особенное средство производства и относиться к нему нужно соответствующим образом: по-особенному, по-хозяйски.

Этот год стал самым урожайным, и странное дело, если раньше мы слышали о рекордных урожаях только от агрохолдингов, то в этом году появились фермеры, у которых урожайность стала выше, чем у агрохолдингов, и перевалила за 105—108 ц /га по пшенице!

Взаимоотношения фермерства и власти всегда складывались очень непросто: лишь иногда они теплели, но чаще были прохладными.

Мы слышали немало вдохновляющих и красивых слов с разных трибун, но за этими словами многие годы чаще всего пряталось равнодушие, неверие в возможности, нежелание помогать и поддерживать.

Приведу несколько цифр. В России ныне реально работает в семейном секторе сельского хозяйства 270 тысяч высокотоварных крестьянских подворий, 74 тысячи малоземельных КФХ, 60 тысяч семейных КФХ, пять тысяч семейных «фирм», всего 409 тысяч хозяйств с 56 миллионами гектаров земли сельскохозяйственного назначения (данные последней переписи). Это очень большой потенциал для дальнейшего развития сельского хозяйства, для импортозамещения и укрепления продовольственной безопасности страны. Главные составляющие этого потенциала — плодородная земля и около двух миллионов квалифицированных мотивированных работников.

Добавлю, что если рассуждать с точки зрения темы этой статьи и увеличения масштабов организации, «мягкой силы», то сюда можно с уверенностью добавить и пайщиков, у которых фермеры арендуют сегодня землю, близких родственников и знакомых, с которыми общаются пайщики, находят с ними взаимопонимание. Немаловажную роль в фермерской среде играет Ассоциация крестьянских хозяйств (АККОР), общероссийское движение сельских женщин и т. д.
То есть аудитория, на которую могло бы рассчитывать и опереться государство, как на «мягкую силу», может возрасти в несколько раз, но сегодня эта масса людей не организована, предоставлена сама себе и открыта ввиду этого проникновению не только официальной пропаганде (а она бывает не всегда эффективной), но и через прямую коммуникацию влиянию извне.

Кому будет отдано предпочтение — официальной пропаганде или влиянию извне, еще большой вопрос.

У фермеров есть общественная организация, называется она АККОР — ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и кооперативов России. АККОР существует уже более тридцати лет. Организация имеет свои представительства практически во всех регионах страны, возглавляют ее федеральный, краевой и районные советы, президент В. Н. Плотников является депутатом Государственной Думы, заместителем председателя Комитета по сельскому хозяйству.

Только в 2021 году в КФХ увеличили долю производства зерновых до 30,3 процента от всего урожая зерна, подсолнечника — до 36 процентов. Фермеры уверенно наращивают производство животноводческой, плодоовощной продукции, неуклонно обеспечивают рост посевных площадей.
Эти показатели — свидетельство роста влияния и повышения значимости фермерского сообщества в обеспечении продовольственной безопасности и развитии сельских территорий страны.

Четвертого августа этого года состоялся очередной съезд АККОР Краснодарского края — самой крупной организации АККОР в России. Проходил съезд в селе Великовечном Белореченского района.

Перед съездом губернатор В. И. Кондратьев посетил хозяйство П. М. Емельянова (ООО «МП „Емельянов и К”»), где ему был продемонстрирован пилотный проект по выращиванию сельхозкультур на подпочвенном орошении в сочетании с использованием воды, предназначенной для такого типа орошения, с выращиванием рыбы. Губернатор высоко оценил высокотехнологичность и новации проекта, после чего он со своей командой принял активное участие в работе съезда.

В работе съезда также приняли участие делегации из шести регионов России.

Сам съезд прошел в конструктивной обстановке. Некоторые вопросы, поднятые фермерами, были решены прямо в зале, некоторые взяты на контроль и уже через две недели на ВКС губернатор заслушал результаты работы по ним. Назначил новый срок контроля через два месяца. Следом было проведено два совещания : одно на уровне замминистра, другое — на уровне вице-губернатора. С той же целью.

Казалось, что еще нужно? Всё и так хорошо. Однако, если посмотреть с точки зрения темы этой статьи, с точки зрения развития процесса организации той самой «мягкой силы», то не всё так гладко.

За это время наряду с успехами четко обозначились и проблемные вопросы: во-первых, наметилась тенденция на сокращение численности фермерских хозяйств — согласно данным Росстата, за последние пять лет количество КФХ снизилось на 48 тысяч, а всего за последние годы составило 162 тысячи. Это в первую очередь происходит из-за того, что отсутствуют благоприятные условия для развития малого семейного сектора на селе. Во-вторых, несмотря на то, что количество фермеров, к примеру, в Краснодарском крае порядка 14 тысяч, членами АККОР являются лишь десять процентов, и, несмотря на принимаемые меры со стороны самой АККОР, процесс увеличения количества членов не просматривается уже несколько лет. В-третьих, буксует процесс кооперации фермеров, а в этом процессе заинтересованы все. В-четвертых, вместо консолидации вокруг АККОР ещё неорганизованных фермеров какие-то зловредные силы, желая внести разброд и шатания в ряды АККОР, стали продвигать новую организацию — «Народный фермер». Правду сказал кто-то из представителей Запада, что теперь мы в России станем вредить так, что следов не будет видно…

Власть заняла четкую позицию, которая выражается в том, что перечисленные абзацем выше проблемы — это сугубо «ваши проблемы». И на первый взгляд, вполне себе адекватная позиция, наверняка (если поискать) поддержана и законодательно, но что делать с проблемами?

Не увеличивая количества членов ассоциации, мы не расширяем поле той «мягкой силы», которая могла (а может быть, еще и ох как!) пригодиться государству в его конкурентной борьбе за власть. Похоже, что и развитие кооперации также увязано с ростом численности членов ассоциации.
А может, все-таки пора отбросить мешающие делу предрассудки, а развязать гордиев узелок и убить сразу нескольких зайцев: помочь АККОР увеличить количество членов ассоциации (у государства такие возможности есть), сдвинуть с мертвой точки процесс развития кооперации и привлечь ту самую «мягкую силу» на свою сторону?

Лишней не будет, тем более АККОР всей своей более чем 30-летней историей доказала свою пророссийскую, прогосударственную позицию, а то как бы не пришлось, спохватившись, вопрошать: «„Мягкая сила”, где тебя носило?»

Скорее всего, аналогичная ситуация и с другими общественными организациями. Пора понять, что проживание в разных квартирах власти и общества долго продолжаться не может. Это как в той песне: «Будь или не будь, // Делай же что-нибудь»…

Вовлекая возможности «мягкой силы», государство ищет новые способы обеспечения конкурентоспособности в современном мире, как перед лицом других государств, так и на фоне иных актеров мировой политики.

Сегодня опора на «мягкую силу», на гражданское общество и их инструменты не просто мировой бренд — это единственный выход человечества из кризисных ситуаций, путь к мирному сосуществованию между странами и отходу от красной линии термоядерной войны.

Вопрос состоит в том, как гражданское общество превратить сначала в мягкую, а затем и в умную силу, активно взаимодействующую с властью.

На современном этапе этот вопрос является наиважнейшим.

Варианты есть — нужно только на них нацелиться. И здесь мы можем, выйдя из оборонительных окопов, утереть нос стремящимся к мировому господству американцам, пора…

Мы уже можем (и должны) предъявить миру свой вариант меняющейся природы российской мощи. И теперь уже не только военной… Схема таких действий уже разработана. Обращайтесь — поможем.

Оговорюсь, однако, что, учитывая исторический опыт нашей медлительности, мы вполне можем профукать свой шанс, инициатива будет перехвачена другими, чего бы очень не хотелось!

Выводы

  1. Государство должно быть не только аппаратом насилия, но и активным стимулятором всех процессов, в том числе и инновационных, ведущих к стабилизации общества.
  2. Государство не может выступать в качестве стороннего наблюдателя, равно как и злоупотреблять инструментами властного управления, которыми располагает. Оно должно научиться умело сочетать свои возможности с инструментарием «мягкой силы», гражданского общества, имея целью всяческое его развитие.
  3. Третьего не дано.

Фермерский гимн

Мы с нуля когда-то начинали,
Каждый не по силам ношу брал,
К цели через терния шагали,
И помех никто не замечал.

Мы прошли сквозь море недоверья
И трудились, не жалея сил.
Нам не стыдно за свое наследье,
Наши семьи мы боготворим.

Землю любим, словно мать родную,
Бережем от лиха отчий край,
Свято верим в истину простую:
Как ни трудно, поле засевай!

Мы основа сельских территорий —
Там гнездится в душах русский дух,
Там врастают в землю наши корни
И традиции от сглаза берегут

Припев:

Не померкнет фермерская слава
Тех, то неотступно шел вперед.
Ты гордись, российская держава,
Мы твоя опора и оплот.


Коллектив KubVesti.Ru поддерживает СВО по денацификации и демилитаризации, которая будет доведена до конца, и выражает благодарность Президенту РФ Владимиру Владимировичу Путину за твердую позицию по защите Русского мира на Украине и во всём мире.