Общество / 21-03-2024 09:58

Марета Кучинаева: «Это мое служение»

Адвокатский стаж Мареты Кучинаевой — двадцать лет. Можно сказать, своеобразный профессиональный юбилей. В начале адвокатской карьеры она работала в разных направлениях юриспруденции, но со временем стала специализироваться только на арбитражных делах.

— Поначалу я брала и уголовные дела, но очень быстро поняла: это не мое. Эмоции не пустили в уголовное право,— шутит над своим выбором Марета Асланбиевна. — Не всегда удавалось в суде отстоять справедливость. После судебного процесса по уголовному делу я могла ночь проплакать. Мое мягкое женское сердце не вынесло!

— А как ваше мягкое женское сердце находило пути оправдания и поддержки преступников?

— С отпетыми преступниками я не общалась. Не довелось. И хорошо! Мне попадались люди, которые где-то ошиблись. А я как адвокат не смогла до суда это донести. И вариант, когда наказание устанавливается судом по наименьшей планке, и это уже хороший результат, как-то меня не вдохновлял. Но при этом у меня хорошо получалось разбираться в хозяйственных спорах, и не только разбираться, но и отстаивать позицию моих доверителей. И я для себя решила, что буду работать именно в этом направлении: это будет полезнее и результативнее. Арбитраж — это, по сути, суд бумажек. Хотя, безусловно, и здесь во многом от судебного решения зависят человеческие судьбы. Все-таки, как ни крути, а имущественные проблемы нельзя назвать маловажными. Иногда спор между хозяйствующими субъектами вытекает из разногласий между давними партнерами, друзьями, родственниками, что всегда болезненно. В любом случае эта ситуация важна для участников, иначе бы они просто не оказались в суде. Хотя, конечно, это не вопрос жизни и судьбы человека, как в уголовном праве. Арбитражный процесс — он как шахматы. Есть расположение фигур, есть сделанные ходы, есть правила движения. Моя задача — проанализировать все эти вводные и придумать такой вариант, который сделал бы позицию моего доверителя выигрышной. Всё просто.

— Куда уж проще! Надо разбираться во всех хозяйственных операциях, движениях и особенностях документов, налоговых и финансовых тонкостях и так далее и тому подобное… Считай, экономист, логист, снабженец, бухгалтер, юрисконсульт, делопроизводитель — всё в одном флаконе…

— Вот это-то и интересно! У меня был процесс, когда мне пришлось приходить в компанию одного из моих доверителей каждый день наравне со штатными сотрудниками в течение нескольких месяцев. Они просто привыкли ко мне и уже стали относится как к сотруднику. «А я как Мэри Поппинс,— пошутила я,— появляюсь, когда кому-то плохо. И тот день, когда я не приду, будет означать, что теперь у вас всё хорошо и моя помощь больше не нужна!»

— Марета Асланбиевна, но ведь во многих фирмах есть свои юридические отделы или как минимум штатный юрист, который и призван разбираться во всех юридических тонкостях хозяйственной деятельности предприятия. При чем здесь адвокат? Это вопрос квалификации юристов предприятия?

— Нет, не правы, дело не в квалификации. Иногда, чтобы найти выход из спора, надо подняться над ситуацией, посмотреть на нее со стороны. Это первое. Второе: у меня как у арбитражного адвоката, с одной стороны, наработана определенная практика таких споров, которая дает мне возможность лучше просчитать последствия того или иного шага, с другой — я могу с большей вероятностью предугадать, как воспримет суд тот или иной аргумент, какие аргументы работают лучше и в какой момент их лучше предъявлять, и, наконец, поскольку я специализируюсь на этой теме, я внимательно слежу за всеми изменениями в этом вопросе, изучаю практику. У производственного юриста все-таки несколько иные задачи. Это не значит, что он не справится. Может, и справится. А может, нет. Доверитель сам принимает решение, есть ли необходимость привлекать адвоката.

— Другими словами, когда доверитель привлекает вас к работе над делом, он как бы подтверждает, что нуждается в ваших компетенциях и признает ваш высокий профессионализм…

— Пусть так! — улыбается Марета Асланбиевна. — Все мои доверители приходили ко мне по рекомендациям. Случайных людей не припомню.

— Вот и я о том же: не будешь ведь рекомендовать того, чьей работой недоволен или результат работы которого не устраивает…

— Пожалуй, соглашусь. Клиент приводит за собой клиента — самая эффективная формула взаимодействия. Пусть она успешно работает и дальше!

— Марета Асланбиевна, вы можете сказать, что, например, с оживлением экономики становится больше арбитражный споров и у вас больше работы? Или, например, с введением санкций их стало меньше? Есть какие-то тенденции в этом вопросе?

— О каких-то таких конкретных тенденциях трудно говорить… С уверенностью могу сказать, что последние годы работы стало больше, это объективно.

— Есть у арбитражного адвоката какие-то секреты, как написать исковое заявление, чтобы оно было удовлетворено, какие привести аргументы, чтобы они были услышаны?

— Конечно, есть. Но на то они и секреты. Для меня как адвоката исковое заявление всегда должно создаваться через вдохновение. Исковое заявление — это не просто список фактов и набор фраз. Это отношение, эмоции. И я должна их передать. Это процесс творческий. Я к написанию искового готовлюсь дольше, чем его пишу. Читаю всю имеющуюся судебную практику по теме, собираю документы, имеющие отношение к спору, изучаю изменения в законодательстве. И только потом готовлю исковое заявление. Такой же подход у меня и к доказательствам, предъявляемым мной в суде. Я не сторонница «вываливать» всё сразу. А с чем пришла противоборствующая сторона? Что скажут они? Какие приведут доводы и аргументы? Исходя из этого, можно подкорректировать и нашу линию защиты. Все-таки еще раз вернусь к сравнению арбитражного процесса с игрой в шахматы: это очень верный образ… Плохо, когда сроки сжатые. Это значительно усложняет положение и работу адвоката. А вот когда есть время для раздумий и анализа, это как еще один дополнительный козырь, как веский аргумент, который сработает в судебном процессе на усиление твоей позиции.

— Что еще может сработать на усиление твоей позиции?

— В каждом конкретном случае это индивидуально. А вот в профессиональном плане арбитражный адвокат все-таки командный игрок. Важно взаимодействие и поддержка внутри команды. Это касается и работы с доверителем, и отношений внутри профессионального сообщества. Если один в кабинете и наедине с документами, адвокат в профессиональном плане не состоится, я в этом убеждена. Важен обмен мнениями и опытом с коллегами, важно взаимодействие в профессиональной среде, передача опыта от старшего поколения к молодым адвокатам. Вот всё это в совокупности и работает на усиление именно твоей позиции. Еще считаю, что важно иметь специализацию: невозможно быть хорошим специалистом во всех отраслях права. Ну и, конечно, не последнее место занимает мотивация, очень даже не последнее. Все-таки адвокатура — это в первую очередь служение людям, а уже потом профессия и средство заработка. Во всяком случае, я именно так и отношусь к своей профессии. Будет эффективность в делах — придут и благодарные доверители, и гонорары. Но во главе угла все-таки должно стоять желание помочь людям. Искренне рада, когда это получается.

Подготовила Оксана ПОНОМАРЕНКО


Коллектив KubVesti.Ru поддерживает СВО по денацификации и демилитаризации, которая будет доведена до конца, и выражает благодарность Президенту РФ Владимиру Владимировичу Путину за твердую позицию по защите Русского мира на Украине и во всём мире.