Статьи / 05-02-2024 11:21

«КИ» поговорили с новым главным режиссером Театра Защитника Отечества Андреем Корионовым

«Хочу создать живой театр»

— Андрей Валерьевич, в вашем режиссерском портфеле разноплановые спектакли. И вдруг Театр Защитника Отечества, основным направлением которого является военная тематика. Ваша цель?

— Все думают, что если театр носит такое название, то в приоритете у него военный контент. На самом деле это не так. Он живет своей жизнью, и ему нужны разные постановки в репертуаре. Я хочу создать живой театр, в который с удовольствием станет приходить зритель, где ему будет интересно.

— Но рамки все равно есть. Как это сделать?

— Тему любви к Родине важно излагать таким образом, чтобы она вызывала интерес у публики. Легко превратиться в некий рупор, а для театра это неприемлемо, на мой взгляд. Непросто найти живой язык в достаточно сложной теме, но мы будем к этому стремиться.

— Вас пригласили на определенных условиях?

— Мне поступило предложение стать главным режиссером. Я выполнил задание — поставил сказку «Поцелуй принцессы», это было своего рода знакомство, после чего министр культуры Краснодарского края Виктория Лапина и руководитель театра Екатерина Лукович приняли решение продолжать сотрудничество со мной уже в качестве главного режиссера. И я с удовольствием согласился.

Премьера «Zона Особого Vнимания»

— Последние 20 лет вы жили в Санкт-Петербурге, но ставили в разных городах. Заметила, что так делает большинство режиссеров. Получается, что у людей вашей профессии нет одной точки притяжения?

— Точка притяжения в нашей профессии — это театр, и неважно, где он находится.

— В Краснодаре раньше были? Уже успели познакомиться с нашим специфическим климатом?

— До постановки «Поцелуя принцессы» был в Краснодаре только проездом. Вы о жаре говорите? Она меня не пугает, я в Ташкенте родился.

— Поговорим летом! Вернемся к работе. Что ставить будете?

— Первая премьера, которую выпускаю как главный режиссер, — это спектакль-концерт «Zона Особого Vнимания», сделанный на основе песен и стихов участников специальной военной операции. Когда все началось, через какое-то время мне пришла идея начать собирать стихи и песни ребят, оказавшихся на передовой. Сделал группу в «ВК» и записал видеообращение, и дело пошло.

— Только стихи и песни? Писем не будет?

— Специфика, которую я определил для себя сразу, — именно поэзия. Хотя есть и рисунки, и рассказы.

— Ребята начали писать стихи, когда попали на фронт?

— Есть среди них и профессиональные поэты, есть и люди, которые начали писать непосредственно там. Разный по содержанию и художественному уровню материал, но его объединяет искренность. Страшная и проникновенная. Моя идея заключалась в том, чтобы найти слова и объяснить тем, кто до сих пор не понимает, что на самом деле происходит, в каком мире мы теперь живем. Делал подобные концерты в Петербурге и видел, как у некоторых людей менялось восприятие. Даже у тех, кто вне контекста. Рад, что труппа очень тепло отнеслась к этой идее, и мы уже начали работу. Обязательно приходите на премьеру 22 февраля.

«У меня будет только одна попытка заявить о себе»

— Вы уже посмотрели все спектакли из репертуара театра? Оценивали? 

— Знакомлюсь с репертуаром постепенно. Видел «Сын полка», «Старшего сына», «Двенадцатую ночь» по Шекспиру. Зачем оценивать спектакли, которые уже существуют? Они живут самостоятельной жизнью. Оценивал артистов: кто как себя проявляет, так ли я их вижу, как они раскрыты у другого режиссера. Сейчас мы работаем над двумя постановками режиссера Вадима Романова, которые нужно завершить: над сказкой «Чудеса в тридесятом царстве» по пьесе Владимира Илюхова и спектаклем на военную тему по пьесе Афанасия Салынского «Барабанщица». Это советская классика и достаточно тяжелая история.

— Как работает режиссер, если ему нужно сделать материал, а душа к нему не лежит?

— Мой мастер Юрий Михайлович Красовский еще в начале обучения сказал нам, что такая ситуация может возникнуть. И наша задача — за что мы и получаем деньги — найти себя в этом материале. На первом прочтении видишь какую-то общую картину, а если поразмышлять, можно сместить акценты и поискать то, что близко лично тебе. Вот вы говорите, что тема войны, все это будет непросто. В настоящий момент я не вижу сложностей. Есть много материала, достойного оказаться на этой сцене.

— Грядет юбилей гения русской литературы А.С. Пушкина. Он вписывается в формат театра?

— Мне важно, чтобы первый мой большой спектакль получился бы моей заявкой. Хочется познакомить Краснодар с собой как с человеком, поэтому я не хочу привязываться в этом смысле к юбилею Пушкина: у него было много юбилеев, а у меня есть только одна попытка заявить о себе. Но в моем режиссерском портфеле имеет место «Капитанская дочка». Мы можем вернуться к нему без специального повода.

Фото: Денис Яковлев, «Краснодарские известия»

«Искусство не перевоспитывает»

— Вы же понимаете, что вас тоже будут оценивать. Как воспринимаете критику?

— Раньше меня это волновало больше. Сегодня же меня волнует только мнение конкретных людей.

— Чье?

— Например, критика Олега Соломоновича Лоевского, с которым мы познакомились в 2009 году на лаборатории в Санкт-Петербурге. Кстати, и в Театр Защитника Отечества он меня рекомендовал. Его мнению я всецело доверяю.

— Будет ли Театр Защитника больше ориентирован на детей?

— Меня больше интересуют молодые люди. Особенно думающие,  студенты, которым в будущем и предстоит строить нашу жизнь.

— Я убеждена, что они стали меньше читать.

— Согласен с вами, но это вопрос образования в целом. Если нет этой культуры, она не прививается, где они должны узнать, что нужно больше читать? Одной семьи недостаточно. Школа должна играть не последнюю роль.

— А театр?

— Не стоит возлагать большие надежды на театр в плане воспитания. Искусство не перевоспитывает людей.

— Есть же эффект накопления.

— Театр имеет влияние на актеров и режиссеров, а на публику он воздействует намного медленнее, если подразумевать какие-то реальные изменения. В театр приходят зрители уже подготовленные, обычно те люди, которые увлечены литературой или искусством.

Когда я учился, нам рассказывали, что в Советском Союзе проводили большое социальное исследование по поводу того, кто посещает театр. Выяснилось, что потенциальными зрителями является только 10% от всего населения в принципе, то есть 90% никогда не придут в театр. А эти 10% — это те, которых родители водили в театр, а во-вторых, это люди с высшим образованием. Можно сделать вывод, что образование имеет большое значение для театра. Так что мы занимаемся воспитанием, если занимаемся в принципе, уже все-таки воспитанных людей.

— Как думаете, почему столько шума наделал недавно вышедший сериал Жоры Крыжовникова? Вы его смотрели, кстати?

— Не стал смотреть. Понял, что мне будет неинтересна эта история. Я помню 90-е годы, и многое видел сам.

— С точки зрения режиссуры нелюбопытно было?

— А что там особенного? Вот «17 мгновений весны» с точки зрения режиссуры — это да. Они разве там ее превзошли?

«Прекрасно чувствую себя в историческом центре»

— Если вы хотите что-то посмотреть в театре, какой жанр скорее выберете?

— Мне неважно, какой жанр.

— Балет или комедия — не имеет значения?

— Абсолютно. Хочу пойти на хороший спектакль, где мне не будет скучно.

— А как вы узнаете об этом заранее?

— Никогда об этом не узнаю, пока не посмотрю его от начала и до конца.

— Если вам не зашло, можете позволить себе уйти после первого действия?

— Были такие случаи в мои жизни, признаюсь. Но я стараюсь досидеть до конца.

— Как же убеждение, что не стоит тратить время на невкусный кофе и плохой спектакль? Или второе действие выстрелит?

— Второе действие всегда лучше первого, об этом вы всегда должны помнить. На первом вы сидите и разбираетесь, кто здесь, зачем и т.д. Во время антракта вся эта информация укладывается в голове, и только после него вы уже полностью попадаете в мир этого спектакля. А там и начинается все самое интересное!

— В краснодарские театры уже сходили?

— Дважды — в театр драмы им. Горького, посмотрел там спектакли «Двойник», «Записки из Мертвого дома» Дмитрия Егорова, собираюсь на «Анну Каренину». Был в Молодежном, в «Одном театре».

— Спектакль «Анна Каренина» вызвал много положительных отзывов, но была и критика театральных приемов, мол, уход от классики. Почему это происходит до сих пор? Ведь зритель часто посещает театр, мог бы и привыкнуть.

— Театральные приемы определяются тем материалом, который ты берешь, и теми задачами, которые на текущий момент ставишь. От спектакля к спектаклю эти приемы могут меняться. В одном материале тебе хочется сделать историческую конструкцию, другой может требовать иного подхода для того, чтобы получился диалог со зрителем. Театр — это контакт. Один человек на сцене, другой — в зале, и они должны вступить в диалог. Если такое происходит, тогда это театр. Вопрос настройки зрителя важен.

— Как вам Краснодар? Что нравится, а что нет?

— После Петербурга тяжело переезжать в другой город и воспринимать его как город в принципе. В Питере целые улицы и районы выстроены как единый архитектурный ансамбль. В других городах появляется ощущение, что несколько времен и городов друг на друга сверху упали в хаотичном порядке, и не было времени, чтобы все разобрать и расставить красиво по местам.

В центре Краснодара прекрасно себя чувствую! И в этом здании мне хорошо. Сейчас много времени провожу в театре, и пока все мои прогулки — это поездки на трамвае домой и в театр. Дальше увидим!

Справка «КИ»

Андрей Корионов поставил 36 спектаклей, среди них: «Сирано де Бержерак», Государственный драматический театр «Приют комедианта» (Санкт-Петербург); «Виндзорские проказницы», Калининградский областной драматический театр (Калининград); «Пикник на обочине»,  Театр «За Черной речкой» (Санкт-Петербург) и др.

Окончил Санкт-Петербургскую академию театрального искусства (факультет драматического искусства, специальность «режиссура драмы», курс Ю.М. Красовского).


Коллектив KubVesti.Ru поддерживает СВО по денацификации и демилитаризации, которая будет доведена до конца, и выражает благодарность Президенту РФ Владимиру Владимировичу Путину за твердую позицию по защите Русского мира на Украине и во всём мире.